Я уже домаМЫ ЕХАЛИ, ЕХАЛИ И НАКОНЕЦ ПРИЕХАЛИ!

А сначала нам необходимо было решить технические вопросы: как туда добраться и у кого остановиться на побывку. Требовалось найти для меня в России дом, где я бы жил, и любящих хозяев. Выбор пал на автора книги «Терьеры в России» Екатерину Сенашенко. Книга то очень хорошая, умная и красивая, нам с Аудисио она понравилась, но вот про пшеничников там до обидного мало. Быть может Екатерина их плохо знает? Но это непростительно для столь уважаемого эксперта. И мы решили сразу двух зайцев убить: и меня пристроить, и эту даму уму-разуму научить, по крайней мере, в той области что касается нас, пшеничников.
Пока эти вопросы решались, время шло, я рос, но все же настал тот день, когда, я отправился в путь. Все было бы просто, если бы я сразу прилетел в Россию, но, увы, на собак без сопровождающих их людей билеты не продают и мне пришлось ждать оказии. Так я попал сначала в Германию (вот язык чудной, я ничего не понимал, что от меня хотят эти люди), а потом в Польшу. Там, в городе Познань проходил чемпионат Европы «Евро-дог-шоу», на нем-то мы и должны были встретиться с моей будущей хозяйкой. Хотя я ждал этой встречи, она все же произошла довольно неожиданно. Я даже растерялся, когда меня вдруг подхватили на руки и сказали: «Ой, какой он смешной». А потом начали скорее ставить в стойку. Что такое стойка я знал и раньше, мы это с папочкой Аудисио проходили. Сначала я испугался от такого напора, но потом вспомнил урок и показал то, что знаю. Видно получилось неплохо, потому что все вокруг одобрительно заохали и сказали: «Да, вот это шея, а какие углы, да и хвост хорошо посажен!» Я не понял за что, и в какой угол поставили мой хвост, да если честно, я вообще мало понял, потому что по-русски в то время был еще ни бэ, ни мэ.
Мы пару дней пожили в таком огромном стеклянном доме в большими лифтами, который назывался «Отель Полонез». Жили мы в одном номере с очень воспитанным эрдельтерьером Гариком. Оказывается, он приехал с Катей в Познань, чтобы показать себя на выставке. Тут он блеснул во всей красе. Гарик в России давно уже стал умудренным опытом известным чемпионом. Лет ему немало и выставлялся он по классу самых старших - ветеранов. То, что он в этом классе оказался лучшим эрделем - неудивительно, но после Гарик вышел на главный ринг чемпионата Европы и продолжил соревнование за звание Лучшего ветерана выставки с собаками еще 25 пород. Я, еще не очень понимая, что происходит в этом странном месте, смотрел на шоу с о зрительских трибун и просто всей душой ощущал, как нарастает напряжение у окружавших меня Катиных друзей. Все они болели за Гарика. И вот на ринге осталось всего трое: эрдельтерьер, афган и керри-блю. Последние секунды выбора - и наш Гарик становится на первое место пьедестала почета. Все вокруг хлопают ему, а эксперт вручает шикарный кубок. Лучшим ветераном выставки «Евро-дог-шоу» 2 дня стал эрдельтерьер! В то время я не завидовал Гарику, мне было чудно на все это смотреть и непонятно, чему радуются все окружащие.
После того, как «Евро-дог-шоу» закончилось, мы с целой кучей собак и людей погрузились в автобус и опять поехали. Я еще не знал тогда, что это мы уже едем в Москву. Я вообще ужасно устал и мне казалось, что теперь вот так, на колесах, мне придется провести всю жизнь. Я немного одурел от постоянной смены лиц и пейзажей вокруг и мне очень хотелось обратно, в Италию.
всей семьей слева направо Гарик, Яся, Филя, Аня, Тапся, Рэся Но вот, этот утомительный период жизни подошел к концу. Мы приехали, позвонили в дверь квартиры и когда она распахнулась, я увидел перед собой две собачьих морды: одну большую, черно-подпалую (ротвейлер, подумал я), а вторую маленькую, сопящую с выпуклыми глазками. Таких я пока еще не встречал, но обладательница морды мне сразу представилась: «Я мопс, меня зовут Тапся, а ты что, будешь с нами жить? У нас тут и так тесно, ты уже четвертый, но проходи, конечно, раз ты с хозяйкой».
Бочком, бочком, я просочился мимо них в комнату и сразу увидел в одном из ее углов письменный стол. «Ух ты, какая замечательная норка», подумал я и скорее нырнул под него. Хозяйка не стала со мной спорить и постелила под стол мою подстилочку. Так и я нашел свою маленькую личную конуру в этой большой коммунальной конуре.
Кроме трех собак и моей хозяйки Кати, в этой коммуналке жили еще ее муж Максим и две их дочки Аня и Яся. Девочки обрадовались мне и прибежали угощать разными вкусностями. Я сразу почувствовал себя свободнее, и понял, что уж с ними мы наверняка подружимся.
Но если сказать по правде, сперва я чувствовал себя не очень комфортно. Впрочем, подумайте сами, а что бы вы ощущали после двух недельного путешествия по разным странам с полузнакомыми людьми. Да и мое новое место жительство так сильно отличалось от того, к чему я привык. Ведь до 5 месяцев я жил в питомнике. У нас были просторные комнаты-вольеры, много разных собак и совсем мало людей. Да и языковые проблемы тоже не сразу удалось преодолеть. Русский язык не такой уж простой, к тому же, произношение и интонации тут у людей совсем иные.А вот с собаками на прогулках я чувствовал себя почти как дома. Что и говорить, собаки - они и в Африке собаки! Язык хвоста и ушей все понимают одинаково.
На улице многие люди обращали на нас внимание. Кто-то просто говорил: «Ой, какой хорошенький», кто-то по-ученому интересовался породой, а одна соседка даже обидела меня, поинтересовавшись у моей многодетной хозяйки: «Что, еще одного приблудного подобрали?»
Но прошлое постепенно уходило в туманную дымку, и я все реже вспоминал Италию. В России оказалось столько всего интересного, взять хотя бы тот же снег. Когда я его увидел первый раз, то почти обалдел. это я впервые корову увиделС неба на землю падает то ли пух, то ли манная каша. Я даже пробовал ловить снежинки языком. Но круче всего оказалось зарываться в него носом или носится под ветками кустов, когда снег хлопьями сыплется прямо на голову. А потом были лыжные прогулки по снежному лесу, беготня за санками и веселая возня с хозяйскими дочками.
А тут недавно моя хозяйка взяла мне с собой на конюшню. Мне очень понравилось. Я вообще всякую живность люблю с рогами и копытами. Это у меня гены говорят, фермерское прошлое моих ирландских предков. Лошади так пахнут здорово. Сеном и овсом. Классно было бежать за лошадкой по зимнему лесу. У хозяйки так быстро бегать не получается. А тут я не на шутку напрягся и потом так сладко задремал на охапке мягкого сена. Я теперь точно знаю, что мой заводчик был прав: жить в России просто классно! И нам пшеничникам здесь уготовано замечательное будущee.