ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ПШЕНИЧНОГО ТЕРЬЕРА (сказка четвертая)

Как-то мою хозяйку Катю пригласили в Израиль поработать судьей на выставке собак. А она без меня, ну никак, и дня прожить не может, поэтому решились мы с ней вместе в Израиль ехать. То есть это она решила, а я-то что? Я как нитка за иголкой - куда она, туда и я.
Сначала мы выбрали авиакомпанию, с помощью которой собрались до земли обетованной добраться. Ею стала Эль Аль, потому что собачий билет до Израиля в Эль Аль стоил хотя бы столько же, сколько человеческий. А вот в Аэрофлоте или Трансаэро мой перелет был бы дороже Катиного.
1 марта настал день "Ч". Мы приехали в аэропорт Шереметьево, я радостно вышагивал рядом с хозяйкой, предвкушая замечательную тусовку. Но уже на регистрации начались наши приключения, которых еще немало было в этой поездке. "Здравствуйте, с вами говорит служба безопасности Израиля", - представилась милая, молодая женщина, просто олицетворяющая мир во всем мире, - "Какова ваша цель поездки в нашу страну?" Дальше я не слушал - пошел общаться, каждому из таможенников подал лапку, разрешил себя погладить, а одну самую вкусно пахнущую женщину, заполняющую какие-то бумажки, даже лизнул в щеку к ее, ну просто телячьему, восторгу. Так я ходил и общался, набежало много-много народу и все начали водить вокруг меня хоровод, как вокруг елочки. Но когда я оглянулся посмотреть на мою хозяйку и узнать, что это она не присоединяется ко мне или к хороводу, то увидел, что Катя стоит перед той милой тетей какая-то странная, то бледнеет, то краснеет, все время показывает какие-то документы и вообще что-то явно не так. Я пошел выяснить в чем там дело, встал на задние лапы и заглянул в разложенные на столе бумаги. Оказывается, чтобы попасть в Израиль, совершенно недостаточно визы и авиабилета, необходимо абсолютно точно ответить на множество вопросов - кто вас там ждет, где вы будете жить, какова необходимость вашей поездки, какие города вы собираетесь посетить, чем вы занимаетесь в России, можете ли вы подтвердить все, вами сказанное и т.д. (это все из-за политической обстановки повышенной сложности). Так вот, моя Катя оказалась совершенно не готовой к такому допросу. Мы с ней ехали по приглашению Израильского клуба терьеров и шнауцеров, но при этом мы не знали, где находится его штаб-квартира, где именно будет проходить выставка, где нас собираются разместить, какую экскурсионную программу планируют и т. д. Непростительное упущение, я даже сначала рассердился на Катю, но потом сообразил, что вообще-то она здесь ни при чем - ни разу, ни при какой зарубежной поездке ей не приходилось попадать в такой переплет. Послушав еще раз вопросы "безопасной" тети и запинающиеся ответы моей хозяйки, которая уже более часа доказывала свою компетентность как эксперта и буквально сдавала экзамен на профпригодность, я понял, что необходимо вмешаться, иначе мы никуда не полетим.
Как будто случайно, я перевернул нашу сумку, стоящую рядом с чемоданом, и у ног таможенников выпал журнал "Друг", на обложке которого красовался я, мягкошерстный пшеничный терьер Филя, собственной персоной. Сходство было несомненным и бдительные стражи безопасности Израиля сразу же это заметили. "Как, это Филя? "- спросил один из них (они уже знали мое имя) и поднял журнал. Все начали его рассматривать и увидели не только мой портрет, но и фотки с выставок, где мы с Катей были в числе победителей и ее подпись под статьей в сопровождении слов "эксперт РКФ". Тут я понял, что нужно действовать решительно и зашептал на ушко самому главному дяде, чтобы они все отвязались от нас и поскорее пропустили, иначе самолет улетит без нас. И... чудо произошло! Оставив службе безопасности Израиля журнал с моим фото и Катиным автографом в качестве взятки, мы получили долгожданный посадочный талон и нас допустили к паспортному контролю.
Вот тут случилось то, чего я абсолютно не ожидал. Хотя я много раз за прошедшую неделю слышал разговоры о предстоящей поездке и у меня был собственный оплаченный билет, я оказался совершенно не готов к тому, что меня разлучат с хозяйкой, закроют в собачьем контейнере и увезут на тележке совершенно одного. Поверьте, это не для слабонервных собак. Только моя воспитанность и спокойствие помогли мне достойно справиться с этой ситуацией!
Меня на тележке вывезли на поле и погрузили в брюхо темной урчащей машины. Я остался совсем один. Рядом со мной не было ни единого человека, только бессловесные чемоданы... Я все ждал, что Катя вот-вот придет за мной, но она не шла, а затем гудящая машина сдвинулась с места и поехала. Она ехала все быстрее и быстрее, потом вздрогнула, урчание стало тише и у меня заложило уши. Голова сразу стала тяжелой и захотелось спать. Я свернулся клубочком, укрыл нос лапочкой и засопел. Время от времени меня встряхивало, я открывал один глаз и выглядывал в окошко контейнера - надеялся, что хозяйка пришла, но людей вокруг по-прежнему не было и я засыпал опять. А потом... грюк, стук, ш-ш-ш-ш... и машина остановилась. Люк открылся и мой контейнер вытащили из брюха самолета. Я увидел яркое солнце и голос хозяйки. "This is my dog! Give me please my dog!". Я не понял, что она говорила по-тарабарски, но мне сразу же стало спокойнее. Зато люди, к которым она обращались, ее явно поняли, и мой временный домик поставили около Кати. Как же я обрадовался, даже хотел сразу выскочить, но дверца не открывалась и мне пришлось опять взять себя в лапы и ждать.
Новый паспортный контроль. Из одной страны нас уже выпустили, но в другую-то мы еще не попали! А вопросы последовали опять те же, только теперь они задавались на английском языке и поэтому отвечать на них было сложнее. Моя Катя по-прежнему не могла сообщить по какому адресу она собирается проживать в Израиле и какие города планирует посетить. Она твердила лишь одно, что приехала про приглашению Израильского терьер клуба. Но на таможне ее не понимали, вероятно они просто не знали что такое терьеры. И тут, уже взмокнув от отчаяния, Катя поняла, что без моей помощи ей не обойтись. Она открыла контейнер, вытащила меня оттуда и посадила прямо на стол перед людьми в военной форме. Одновременно она вынула из сумки мою родословную и положила рядом. "Вот, это и есть терьер, и мы едем на выставку собак!". А я от себя добавил: "Вот наши документы - уши, лапы и хвост, а еще - родословная". До сих пор не знаю, что сыграло здесь большую роль - мой хвост или моя родословная, но вожделенная печать была поставлена и мы вошли в Израиль.
А может быть, они просто поняли, что на террористов мы не похожи. И не потому что я такой красивый - просто арабы-террористы смерть как собак боятся. Как только пес к ним близко подойдет - они сразу в обморок падают и штабелями укладываются.
Но как бы там ни было, вот вам итог: мы выехали из России благодаря моей фотке в журнале "Друг" и въехали в Израиль по моей родословной. А Израильская виза - это уж было, поверьте мне, дело десятое. И без меня Кате на землю обетованную, совершенно точно, вход был заказан.
Сразу же на выходе из Аэропорта нас встретили девушки из Клуба терьеров Израиля Илана Машевская и Инна Блайвас и сказали, что машина ждет на стоянке. Но когда мы вышли на улицу, я просто остолбенел, у меня даже челка дыбом встала от удивления. Мы же только утром были в Москве, там шел мокрый снег, вокруг лужи и слякоть, без комбинезона за пять минут промокнешь, а тут... Солнце, тепло, воздух такой вкусный, а вокруг вместо голых деревьев, эти самые, как их ... пальмы!!! Такие удивительные то ли кусты, то ли деревья с колючим стволом. Я и лапу на них не сразу решился задрать. У них запах такой терпкий, даже неясно, можно ли тут отметиться.
Когда мы приехали к месту квартирования, в небольшой город Гинея-Авив неподалеку от Тель-Авива, я по-прежнему не мог поверить, что все происходит наяву. На улицах сухо, везде цветут деревья, зеленая трава, на придорожных лотках разноцветные фрукты и овощи, и такие удивительные запахи. Я просто изнюхался весь и не сразу понял, что это запах цветов смешивается с запахом... кошек! Да, да, кошек. В Израиле огромное количество кошек. Там они, как крысы живут - и не домашние, и не дикие. В руки не даются, но и от жилья не отходят, вернее от помоек. Кошек на иврите называют "хатули". Так вот эти хатули под машинами от солнышка прячутся. Это так интересно - я иду по улице и глядь под машину, а они оттуда, как тараканы - врассыпную. А один раз я хатулю в кустах схапал, но она мне в морду вцепилась. Ничего, конечно, не произошло - у меня вон какая шерсть на морде, но от неожиданности я пасть разжал, она и удрала!
Как-то раз я из-под машин хатулей гонял, а мимо какой-то араб на машине ехал. Увидел и кричит в окошко: "Ату, хатуль, ату, хатуль". То есть по ихнему - лови, значится, этих тварей. Вот то-то, араб, а собачью душу хорошо понял. Это потому что они тоже охотники прирожденные. Даже если в городах живут, в душе все равно охотничья жилка осталась.
По намеченному заранее плану, нам предстояли две выставки: на одной моя хозяйка должна была работать, а на другой - меня выставлять. И дебютировать в первую очередь выпало именно мне.
С утра, как и положено, я помылся, привел себя в порядок (Катя мне немного помогла - спинку намылила) и мы тронулись в путь. Из разговоров моих сопровождающих я понял, что эта выставка будет проходить в кибуце (колхозе по-местному), где проходила большая выставка "Интерра" прошлой весной. Терьеров судила эксперт из Бельгии Лилиан де Ридер. Пока я ждал своей очереди, Катя на вопросы о моей личности отвечала. Каких только предположений о себе я не услышал: меня и керри-блю-терьером называли, и шнауцером, и кокером, и бриаром...


Когда же я на ринг вышел, эксперт разулыбалась и сказала секретарю: "Я и не знала, что у вас в Израиле есть такие красивые пшеничные терьеры!". Секретарь тактично промолчала, чтобы мое инкогнито до окончательной оценки не раскрывать. Я получил САС и пропуск в Бест ин шоу. Но к этому моменту я уже решил, что моя задача выполнена и пора уж всем от меня отвязаться и дать мне жить своей жизнью. Там еще такая симпатичная девочка-эрделька по рингу бегала, очень мне хотелось с ней пообщаться поближе, а не перед экспертом хвостом крутить. Но я и без особых усилий в тройку призеров вошел, только импозантного скотчтерьера вперед пропустил.
А потом был другой день, другая выставка, другой эксперт (моя хозяйка). Здесь я из разряда актеров перешел в разряд зрителей. И пока разные собаки на ринге выпендривались, старались красиво ходить и стоять и производить на мою хозяйку самое лучшее впечатление, я спокойно взирал на это из своего контейнера. Что же касается выставки, то что о ней говорить - выставка, она и есть выставка, хоть в России, хоть в Израиле, один и то же спектакль по одному и тому же сценарию, меняются только действующие лица и исполнители.
Зато потом у нас началась самая настоящая лафа. Был снят мораторий на предвыставочное общение (до выставки с моей хозяйкой практически никто не общался, чтобы эксперт никого и ничего не знал) и с нами начали знакомиться. Теперь я понял, что люди в Израиле вовсе не холодные и недружелюбные, просто у них правила такие. Теперь меня гладили и говорили всякие комплименты, а Кате рассказывали об особенностях национальной кинологии.
Подробно описывать то, как мы жили каждый день, я не стану, расскажу только о самом запомнившимся. Это была, в первую очередь, поездка в удивительный город Яффа - старинный арабский порт, больше похожий на декорацию к фильму, снятому сказкам "Тысяча и одной ночи". Мы были там поздним вечером, каменные чертоги переливались, подсвеченные голубым и золотистым светом. Уж на что я не сентиментален, а и то шел по улицам крадучись и замирая от неясных предчувствий. Город-крепость, узкие улочки, окна-арки, деревья в глиняных горшках, а на редких площадях - сады из цветущих кактусов и непроходимых кустов. Там кошек-хатулей - видимо не видимо. Только глаза зеленые из темных зарослей светятся. Я сначала намылился поохотится, но моя хозяйка ужасно распереживалась и не отпустила меня. В принципе, я ее понял, там пустота, тишина, и в воздухе просто висит ожидание необычного. Вдруг я заблужусь среди зарослей и попаду к диким хатулям на ужин?
А еще я в Тель-Авиве был. Город такой странный - высоченные небоскребы, а рядом маленькие дома. С собаками везде можно, только знак такой необычный висит. Не как у нас "с собаками вход запрещен", а "наденьте на собаку ошейник и приготовьте пакетик на случай "собачьих неожиданностей". Очень культурно смотрится и без всякого собачьего геноцида. Мы вместе с хозяйкой и ее подругой Яной в ресторан ходили. Там им такой торт из воздушных сливок принесли, что они даже болтать перестали - обалдели от его вида и размера. Даже за час они с ним не справились и позвали меня на помощь. Так официант сразу же тарелочку принес для меня. Впрочем, зря он старался. Хоть этот торт и был чудом израильской кулинарии, но я все равно сладкое не ем - вредно это для собачьего организма.
Но больше всего мне в Иерусалиме понравилось. Это город в горах, выросший не из земли, а из камня. Иерусалим очень красивый - и улицы, и парки. Но в парках все деревья до единого - не сами выросли, а людьми были посажены. И к каждому дереву трубочка проведена, по ней вода к дереву приходит и жизнь в нем поддерживает. А если не знать об этом, то и не догадаешься, так красиво все цветет. Но за этим всем - невероятный труд! И земля из-за моря, и сами деревья, и уход за ними постоянный. Людей в Иерусалиме очень много - самых разных, разноцветных и чернобородых, с высокими черными шляпами на головах или малюсенькими тюбетейками, женщин, закутанных в одежду по самые глаза и полногрудых красавиц в открытых сарафанах. Все на разных языках говорят, не все друг друга понимают, поэтому надписи на магазинах непонятными зюками написаны - одни на иврите, другие на арабском, третьи на латыни. Просто Вавилон какой-то!
В Иерусалиме я с аборигенкой познакомился - ханааном Кирой. Вы не знаете кто такие ханааны? Неудивительно. Я и сам этого не знал. Они не очень общительные собаки, хотя и национальная порода Израиля. Но они на евреев не похожи, скорее на бедуинов. Сами в себе и близко не подходи, а то пожалеешь. Но мы с Кирой не ругались, держали нейтралитет. Ну зачем я свое общество насильно навязывать буду? Зато кошек Кира классно ловит. Идет так не спеша по улице и вдруг раз, морду только чуть засунула в кусты и кошка уже у зубах. А я, ну прям как лох какой-то, бросаюсь в тот же куст, ищу, чувствую по запаху - вот, только что здесь была и ...уже нет, проморгал хатулю...
А еще Кира со своей хозяйкой Инной нам с Катей Ерусалим показали. И новые районы, и стены старого города. К Храму Гроба Господня и Стене Плача, я, честно скажем, не пошел, Катю одну отпустил. Ну что ж поделать, если собаки в христианскую религию не вписываются. Хотя сам я уверен, господь наш, Христос, всех любил - братьев старших, и братьев меньших. И он бы такую дискриминацию не одобрил. Но я же в человеческом обществе живу, значит, должен его законы уважать. Поэтому я только рассказы Катины слушал по вечерам и хорошо уяснил, что от Иерусалима немало в жизни всех нас зависит: ибо это - город-мечта, за которую многие народы проливают кровь уже много веков. И если когда-нибудь мир придет в этот город, то уж на всей Земле и подавно будет мир. А еще Катя про Мертвое море рассказывала и про пустыню Иорданскую. Так, честное слово, я не пожалел что туда с ней не поехал. Жара жуткая, безжизненные горы, вода такая горькая, что и не лакнешь, тени почти нет, я грязи лечебные я не люблю. У меня и так дома шампунь хороший, мне грязевой допинг не требуется.
Кстати, насчет грязи... Я в Иерусалиме крещение принял. С трудом лужу откопал в этой засушенной стране. Она правда напополам с грязью была, так что извазюкался я очень, но ничего, грязь там тоже лечебная. А вода вся на святой земле точно святая.
К сожалению в этой стране, очень много террористов. Каждый день что-нибудь взрывают. Я, правда сам не видел, но люди каждый день по вечерам очень грустно вздыхают, когда по телевизору программу о происшествиях за прошедший день смотрят. Из-за взрывов, вернее чтобы их не допустить, везде проверяют сумки и багажники в машинах, а иногда движение перекрывают и на улицах пробки. Но люди ко всему привыкли, они знают, что опасность рядом, но продолжают жить, работать, детей растить и очень землю эту выстраданную любят.
Я их хорошо понимаю, я сам в Иерусалиме так обжился, что и уезжать не хотелось. Еще бы - шашлыки жарить ходили, по два часа каждый вечер и каждое утро гуляли, в доме тепло, светло и уютно, все за ушком чешут, хозяйка рядом. Не то что Москва, вечно она в делах, то ее дома нет, то она за компьютером, пишет что-то. На улице мокрядь, да и кошек далеко не такое количество. В общем - не рай для собак...
Из Иерусалима мы вернулись в Гинея-Авив. Там я передохнул денек, переваривая впечатления и отсыпаясь, а потом опять включился в активный образ жизни. Впереди была верховая прогулка по берегу Средиземного моря в компании с веселыми керн-терьерами. Вообще-то верхом ездили Катя и хозяин кернов - Адди, а собаки выполняли почетную миссию свиты. Но керны очень радовались и весело пролаяли мне, что бегать за лошадью - это гораздо лучшая зарядка, чем дома на беговой дорожке километры накручивать. Я с ними совершенно согласен. Меня тоже заставили по беговой дорожке побегать - так я совсем не в восторге от этого время провождения.
Вот так мы и жили, ездили время от времени с нашими новыми друзьями в разные классные места, то в Кейссарию, то в Хайфу, в перерыве я отдыхал, а моя хозяйка собак израильских тримминговала. Это у нее миссия такая была на святой земле - нести свет знаний братьям-собачникам. Девочки собак своих очень любят, хорошо о них заботятся, но у них иной подход к триммингу, например, эрделей (как хорошо, что я - мягкошерстный и меня тримминговать не надо). В Израиле очень жарко и там собак всех пород и беспородных тоже (и хатулей домашних) просто бреют. Представляете, по улицам израильских городов ходят стриженные на лысо овчарки и лабрадоры, мопсы и дворняжки. Что же тогда говорить о шнауцерах и терьерах! Тщательно триммингованные собаки там большая редкость. Да, в общем-то, мало кому это нужно. Владельцы совсем не думают о красоте собак, а только о том, сколько денег придется заплатить мастеру-парикмахеру. А тримминг-то дороже стрижки. Вот и живут в Израиле мягкошерстные эрдели и фоксы, бурые миттели и ризены.
Но не буду о грустном, тем более, что это не моего ума дело. Рассказ мой подходит к концу, и мне осталось только рассказать про то, как мы вернулись домой. Вы думаете, все это так просто - сели на самолет и прилетели? Не-е-ет, вспомните, как мы на землю обетованную добирались... Так вот, улетали мы не менее неординарно. Началось все обычно. Встали ни свет, ни заря, взяли вещи (потом выяснилось что немалую часть забыли) и приехали в аэропорт. Началась непременная беседа со службой безопасности Израиля. Но тут моя хозяйка была уже во всеоружии. Она без запинки ответила на все вопросы (где была, с кем, что делала и т.д.) и мы получили право на регистрацию. Вот тут-то начались сюрпризы. Авиакомпания Эль-Аль подняла цену на собачий билет более, чем два раза! И денег на оплату моего билета теперь просто не хватало! Слава богу, хитроумная Илана предвидела эту ситуацию и вместо меня поставила на весы свою цвергусю Мелани. Это было замечательно, вполне в духе местных традиций. Собачий билет мы получили и отправились на посадку. Тут нам с Катей опять пришлось расстаться. Я уехал на персональной телеге загружаться в брюхо самолета, а Кате предстоял еще паспортный контроль. Перелет прошел без происшествий, из самолета меня опять перевезли в аэропорт Шереметьево и выгрузили на ленту транспортера. Я сразу же увидел Катю, мы с ней радостно поприветствовали друг друга и начали искать наши чемоданы.
Какова же была наша растерянность, когда мы поняли, что стоим в зале одни, все пассажиры нашего рейса чемоданы разобрали, лента транспортера давно остановилась, на ней лежат два одиноких чемодана, но они - не наши! Расстроенная Катя начала спрашивать у работников багажного отдела - где же наши вещи. После небольшого расследования стало известно, что они из Тель-Авива уехали в Амстердам! Работница аэропорта в Израиле перепутала багажные бирки и отправила наш багаж в Амстердам, а вещи стоявшей рядом голландки - в Москву!
Вы только представьте себе - а если бы в Амстердам отправили не чемоданы, а меня!!! Тогда работникам Эль-Аля никто бы не позавидовал. Ух, что бы им моя хозяйка устроила! Камня на камне от их Эль Аля не осталось бы. Но Эль-Аль мне не жалко, а вот Кате пришлось бы за мной срочно в Амстердам лететь. А то бродил бы я по Голландии голодный, грязный и просил бы подаяние. Мне бы его наверное подавали, ведь я "зайчика" умею делать и "змейку". Ну а вдруг бы отправили меня в собачий приют, где всякие бездомные подкидыши живут? Это меня то - выставочного красавца! В общем, страшно и подумать, что могло бы случиться. Это меня, наверное, господь бог уберег, ведь недаром я в Иерусалиме крестился!
Но чемодан тоже жалко было, ведь там вещи были разные, но главное - мои фотографии и мой кубок с выставки! Вот это - настоящая ценность, а все остальное - это ерунда, без которой и обойтись можно. Три дня наш чемодан по свету летал, вернулся в Москву грязный, замызганый, но зато такой родной. Ведь если чего не видишь долго, то еще больше за ним скучаешь. Разве не так?
Но как бы то ни было, поездка наша завершилась, все почти всегда было очень здорово, жаль только, что террористов мы пару штук не поймали. Но это лишь потому, что у нас на них времени совсем не было!
Записала по-русски Екатерина Сенашенко


сказка первая
сказка вторая
сказка третья