Я уже совсем "русский"ПОТОМОК ИСПАНСКИХ КОНКВИСТАДОРОВ (сказка первая)

Когда-то давно, когда я был еще совсем маленьким и жил вместе с мамой, братишками и сестренками, я узнал, что я - софткоутед-уитен терьер. То есть еще раньше я знал, что я - собака, но никогда не задумывался о том, что собаки бывают разные. И вот как-то раз, когда мы сильно расшалились и мама никак не могла нас угомонить, она сказала: "Тише, непоседы, ну-ка придвигайтесь ко мне поближе и я расскажу вам кое-что интересное". К тому времени мы уже довольно сильно подросли, и мама не так часто баловала нас своим вниманием. Мы докучали ей, таскали ее за уши и хвост и повозившись с нами немного, она убегала по своим взрослым делам. Так что ее неожиданное предложение нас очень обрадовало.
Мы собрались рядом с ее теплым боком и притихли.
- Знаете ли вы, - спросила мама Агнолотина, - что вы относитесь к редкой породе софткоутед-уитен терьер (это по-русски означает "мягкошерстный пшеничный терьер", а если еще проще - "пшеничник"), и у этой породы есть славное прошлое.
- Нет, конечно,- пискнула младшая сестренка, - ты же никогда нам не говорила об этом.
- Ну так слушайте. Это старинная легенда. Давным-давно, более двухсот лет назад, на далеком Изумрудном острове под названием Ирландия жили смелые рыжие собаки. Они умно и бесшумно охотились за мелкой дичью, смело и стойко охраняли скот, и везде, где это было нужно, помогали своим хозяевам и защищали их. Этих собак люди называли "терьерами", от латинского слова "терра", что означает "земля", потому что некоторые из рыжих псов принимали участие в охоте на норного зверя: лису, барсука.
Но однажды у берегов Ирландии случился огромный шторм. Волны великаны бились о каменные утесы, море заунывно выло заупокойную песню, и многие из рыжих терьеров чувствовали, что в море терпит бедствие корабль а быть может, и несколько.
Предчувствие их не подвело. Когда через несколько дней шторм начал стихать, волны принесли грустную добычу. Рыжие собаки первыми побежали на берег, прирожденное любопытство не давало им покоя. Увы, раз за разом волны выбрасывали на берег лишь обломки затонувших кораблей и тела погибших моряков. Один из самых юрких рыжих терьеров увидел за прибрежным камнем какой-то мохнатый сверток. "Может быть, шуба", мелькнуло у него в голове. "Вот, здорово, оторву кусок, и притащу домой, мягкая будет подстилка". И он подбежал поближе. Нет, это оказалась вовсе не шуба. На берегу лежал, едва дыша, мокрый и израненный крупный пес голубоватого цвета с очень длинной, струящейся, шелковистой шерстью.
Рыжий терьер громко залаял - он звал людей на помощь.
- Ишь ты, какой красавчик, - произнес один из подошедших поближе крестьян, - у нас таких-то и нет. Не гоже погибать столь славному псу.
Так, судьба голубого незнакомца повернулась к нему лицом. Пес скоро поправился и не переставал удивлять окружающих: и людей, и собак. Он поведал своим рыжим собратьям, что сам происходит из старинного дворянского рода испанских водяных спаниелей. А отправился он в далекое морское путешествие со своим любимым хозяином - достославным доном Хуаном Карлосом усмирять непокорных британцев на одном из кораблей Непобедимой Испанской Армады.
Армада кораблей потому и звалась Непобедимой, что не знала ни одного поражения ни от одного флота мира. Но в судьбу этой военной кампании вмешалось само провидение - видно задуманное испанским королем было неугодно богу. Начавшийся шторм отнес корабли от намеченного пути далеко в сторону и разбил их о скалы острова Ирландия. Вот только рок, погубивший и людей, и корабли, оказался снисходительным к голубому псу и тот остался жив, в то время как его знатный хозяин нашел свой последний приют на дне темного океана.
Спэниш, как все стали называть голубого испанского красавчика, покорил всех - и ирландских крестьян, и местных рыжих терьерских дам. Он оказался смельчаком и Дон Жуаном. Почти все местные дамы пользовались его благосклонностью, Спэниш дрался за их внимание с фермерскими псами. И вот на свет появились первые плоды этих любовных побед. Щенки рождались разные: лохматенькие рыженькие и лохматенькие серо-голубые. Рыженькие более покладистые, а голубоватые более дерзкие. Но у всех них была папина, мягкая струящаяся шерсть.
- Отсюда-то и взяла начало наша порода, - подвела свой рассказ к концу мама Агнолоттина. - Потомки Спэниша - две родственные породы: мягкошерстные пшеничные терьеры (софткоутед-уитен терьеры) и голубые терьеры графства Керри (керри-блю-терьеры). Нашим двоюродным братьям керри повезло немного больше с известностью. Их неугомонный характер быстро привлек к ним внимание - сначала англичан, а потом американцев. Керри-блю-терьеров начали разводить серьезные люди, голубые терьеры выступали на выставках, и в наши дни у них много поклонников. Особенно полюбили их в России, и сейчас там живут самые красивые керри в мире.
А мы, пшеничники, всегда были более скромными. Мы верно несли службу в крестьянских хозяйствах южной части Ирландии, близ графства Керри. У небогатых крестьян не было достаточно средств для того чтобы прокормить большую собаку, и мы должны были работать за десятерых: и сторожами, и пастухами, а при необходимости и охотниками. Нас по привычке продолжали называть терьерами, хотя большинство из нас стали довольно крупными, чтобы идти за лисой в нору, но от тех рыжих ирландских терьеров мы унаследовали задор и отвагу. Ирландцы ценили наш уравновешенный и преданный характер, обращая мало внимания на внешность. Поэтому размножались мы только лишь по любви, без вмешательства человека. Но жестокая реальность сурово отбирала лишь лучших из нас: выживали только самые смелые, сильные и смышленые, поэтому уверенно можно сказать, что облик «пшеничника» создала сама жизнь. Вот так и появилась на свет наша порода - мягкошерстных пшеничных терьеров - собак очень привлекательных, ладных, среднего размера, сообразительных и подвижных, с мягкой, волнистой шерстью цвета созревшей пшеницы. Эта шерсть очень нравилась ирландцам. Наверное, она напоминала им поля хлеба, готового к уборке - лучшая картина для хозяйственного крестьянина.
Но проходили годы и они не приносили пшеничным терьерам ничего нового. Пшеничники оставались неприхотливыми крестьянскими собаками, также как и раньше, размножались сами по себе, а выживали лишь сильнейшие. Только наша шерстка становилась еще мягче, ну а по сложению мы и раньше не уступали заводским породам - ведь только ладно скроенный пес мог справляться со всей той работой, которая входила в обязанности терьеров. Но нас мало кто знал за пределами Ирландии и только в конце 30-х годов пришло наконец-то и наше время. Пшеничников признали как отдельную породу, хотя легче от этого не стало. Сведений о софткоутед-уитен терьерах было мало даже в Ирландии, а официальную родословную давали лишь той собаке, которая получала письменную рекомендацию от хорошо знающего породу человека. Следили селекционеры также за тем, чтобы не растерялись рабочие качества породы. Ирландский клуб собаководов вплоть до 1968 года требовал от пшеничных терьеров прохождения охотничьих испытаний, прежде чем они смогут получить племенную оценку. Вот как сурово к нам относились. Но это все пошло породе только на пользу.
Понемногу нас становилось все больше, и кое-кто из пшеничников эмигрировал из Ирландии в другие страны. Многие люди нас полюбили и признали лучшими из собак. Например, в Скандинавии живет немало наших братьев и сестер. А в Америке софткоутед-уитен терьерам придумали новую стрижку. Она была столь лицу пшеничникам, что нам стали покоряться выставка за выставкой и сегодня более 200 тысяч пшеничников урожденные американцы.
Вот и вам, дети мои, предстоит большое будущее. Ведь, хотя нашей породе уже более 200 лет, она все еще молодая, потому что ее пока еще плохо знают. А у нас столько достоинств. И вы просто обязаны донести их до людей. Всей своей жизнью доказывайте, что нет породы лучше пшеничников. Ведь мы смелые, но не сорвиголовы. Добрые ко всем детям, но надежные охранники. Мы собаки самого лучшего роста - ни с теленка, ни с котенка. Наша удивительная шерстка, давшая название породе, никогда не линяет. Мы в любой момент готовы сопровождать хозяина в любом путешествии и в жару, и в холод, и в лесу, и в городе.
Я навсегда запомнил рассказ матушки Агнолотинны. Мне есть чем гордится - я не дворняга какая-нибудь, а потомок испанских конквистадоров! А еще в моих жилах течет кровь преданных и отважных ирландских собак. Но не только мое прошлое, а и мое будущее мне нравится. Столько надо успеть, стольких людям помочь найти свою самую лучшую на свете собаку - мягкошерстного пшеничного терьера, а попросту говоря - пшеничника!

сказка вторая
сказка третья
сказка четвертая